vk
25 декабря 2021 12:22:35
511
Выборы в Ливии: смогут ли победить сторонники дружбы с Россией?
Выборы в Ливии: смогут ли победить сторонники дружбы с Россией?
Фото © Пульс Дня

На 24 декабря уходящего года в Ливии были запланированы общенациональные выборы президента страны. Голосование могло состояться в канун 70-летия суверенитета страны и более чем через десять лет после начала затяжного внутреннего кризиса, в который Ливия была ввергнута после свержения Муаммара Каддафи

Решение о проведении выборов было принято в ноябре 2020 года в рамках прошедшего под эгидой ООН Ливийского форума политического диалога в Женеве. Дату 24 декабря поддержали все внешние посредники, заинтересованные в решении политического урегулирования в Ливии. 

Однако ожидания международного сообщества и жителей бывшей Джамахирии перечеркнуло объявление Высшей избирательной комиссии перенести выборы на 24 января 2022 года. С одной стороны, отсрочка может дать возможность более качественно подготовить голосование и повысить итоговую легитимность. С другой, в течение месяца мирный процесс может быть сорван. 

2010-е годы стали для Ливии тяжелым временем междоусобной борьбы различных сил и группировок внутри страны. Некогда единая Джамахирия фактически разделилась на несколько враждующих государственных образований. Бенгази и восточные территории контролируют силы самопровозглашенного фельдмаршала Халифы Хафтара. Ему же номинально подчиняется южная провинция Феццан. Столица Триполи и западные территории находятся под властью различных сил, в том числе признанного ООН правительства национального единства. И все они, в той или иной степени, пользуются зарубежной поддержкой. 

Учитывая, что в Ливии с давних времен существует племенная и территориальная раздробленность, за последнее десятилетие она многократно усугубилась. Именно этот фактор считается главным препятствием на пути к проведению общенациональных выборов. В стране до сих пор нет утвержденной конституции, не говоря о четком избирательном законодательстве. Неготовность Ливии к единому голосованию подтвердили недавние боевые столкновения в Себхе на номинально подконтрольном Хафтару юге, а также в самом Триполи.

Поэтому без должного обеспечения свободного и прозрачного волеизъявления избирателей на основе единых, признанных и исполняемых законов, враждующие силы попросту не признают поражение или победу друг друга. По этой же причине на запланированных выборах президента страны выдвинули свои кандидатуры почти сто человек, но точный список так и не был объявлен. Наконец, до самого последнего момента кандидаты боролись между собой в судах, пытаясь вывести друг друга из предвыборной гонки, а какая-либо предвыборная кампания никем не проводилась. 

Наиболее сильными из них, при этом, считаются только трое: фельдмаршал Хафтар, сын покойного Каддафи – Сеиф аль-Ислам, и премьер правительства национального единства Абдель-Хамид Дбейбе. 

Каддафи-младший до сих пор преследуется Гаагским Международным трибуналом как военный преступник, из-за чего некоторое время он скрывался за границей. В родной стране победившие оппозиционеры вообще поначалу приговорили Сеифа аль-Ислама к смерти. Наконец, с момента заявления Каддафи-младшего о намерении участвовать в выборах, против этого сразу выступили США и Турция.

Примечательно, что кандидатура Каддафи была первоначально отклонена Высшей избирательной комиссией Ливии, но он оспорил это решение в суде города Себха.

Отказ Каддафи-младшему в регистрации вызвал недовольство и со стороны России, которое озвучил министр иностранных дел Сергей Лавров, призвавший западные страны не вмешиваться во внутренние дела Ливии. Это соперничество двух стран по поводу кандидатуры Каддафи также можно считать одной из причин переноса выборов. Сам Каддафи ожидаемо выступил против переноса.

«Нежелательным» для коллективного Запада выглядит и фельдмаршал Хафтар, которого власти в Триполи призвали судить за якобы имевшие место преступления во время наступления его войск на Триполи в 2019 году. Тогда военачальник не смог овладеть столицей, объяснив свое поражение вмешательством Турции. 

В своей политической деятельности Хафтар позиционировал себя как сторонник свергнутого Муаммара Каддафи, очевидно рассчитывая завоевать поддержку соответствующих сил. Поэтому возвращение на политическую арену Сеифа аль-Ислама было отнюдь не в интересах военачальника. Попытка Хафтара не допустить выдвижения на выборах Каддафи-младшего провалилась, но лишний раз доказала, что номинальная администрация в Триполи не контролирует всю страну. А Хафтар, в свою очередь, несмотря на амбиции, не может рассчитывать на поддержку юга, все больше переходящего на сторону каддафистов, которые не пошли за Хафтаром. Поэтому можно также утверждать, что перенос выборов призван дать время для разрешения вопросов на юге в пользу Хафтара или Каддафи-младшего.

Третий претендент Абдель-Хамид Дбейбе также не избежал «косых взглядов» – его обвинили в злоупотреблении полномочиями и коррупции, а в сентябре его правительству был выдан вотум недоверия. Слабость Дбейбе как политика, вероятно, обусловила выдвижение еще одного кандидата из рядов правительства национального единства – бывшего главы МВД Фатхи Башага. Он является представителем исламистского крыла в правительстве и также может рассчитывать на соответствующую поддержку радикальных сил. Но и у исламистов есть своя слабая сторона. Несмотря на скрытую и явную поддержку Турции, победа их кандидата не входит в интересы соседнего Египта. 

Таким образом, Каддафи-младший, Хафтар и гипотетические кандидаты от официального триполийского правительства представляют все три региона страны соответственно. И при этом, Каддафи и Хафтар, будучи соперниками друг другу, являются «ставленниками» России. Отец Сеифа аль-Ислама на протяжении всего своего правления был верным сторонником советской, а затем и российской внешней политики. Хафтар по примеру Каддафи-старшего также неоднократно приезжал в Россию и также является «рукопожатным» в Кремле, что не может не тревожить тревожит западные страны.

Таким образом, ни один из лидирующих кандидатов на предстоящих выборах, несмотря на наличие должной политической харизмы, не выглядит фигурой, имеющей силы и способности по-настоящему объединить Ливию под своей властью. Вне зависимости от того, кто станет лидером страны, у него неизбежно останутся сильные оппоненты, а угроза возобновления конфликта вряд ли куда-то исчезнет. 

Гарантией того, что президентские выборы смогут дать Ливии долгожданный внутренний мир, могло бы стать полное разоружение всех без исключения конфликтующих сторон и группировок, которые бы согласились подчиниться некоему временному правительству или ООН и действительно полностью доверили гражданам Ливии исторический выбор. Однако в условиях ливийской специфики это представляется крайне маловероятным. 

В то же время, только Россия всемерно разделяет эти надежды ливийцев на воцарение мира стране, в частности, требуя вывести из Ливии все иностранные войска. 

Автор: Арсений Котовский