vk
23 июня 2022 12:43:03
836
В Госдуме рассказали, что делать если в аптеке не оказалось нужного лекарства
В Госдуме рассказали, что делать если в аптеке не оказалось нужного лекарства
Фото © freepik

По словам депутата Государственной думы Александра Петрова, в случае пропажи необходимого препарата из аптек нужно звонить на горячую линию

«15-20% мы производим сами – и сырье, и лекарства. Что касается импорта, 85% – это Индия и Китай, которые не разорвали сотрудничества с нами, 15% – ЕС и США. С одной стороны, они говорят, что будут поставлять лекарства, но все вырученные деньги отправят в Украину. Я им в лоб ответил: «Мы будем покупать лекарства, пока у нас их нет, но не забудем, что на каждой упаковке есть кровь наших солдат». Им не понравился такой ответ», – рассказал депутат.

По его словам, сейчас критических сбоев в поставках лекарств нет. Проблема в недоверии населения.

«По производству лекарств последнее время мы росли по 20% в год и можем сказать, что и дальше сохраним эту планку. Мы «нарастили мышцы» еще в коронавирус, освоили очень много новых технологий. Когда прошел фейк о якобы введении военного положения, за три дня из аптек смели все лекарства. Естественно, начались сбои. Мы где-то месяц снова заполняли аптеки», – объяснил Александр Петров.

Парламентарий рассказал, что делать, если нужного лекарства в аптеках не оказалось.

«У нас есть перерывы в поставках. Ситуация неоднозначная: вроде люди верят государству, а потом появляется несоответствующее действительности сообщение, и доверие исчезает. Нужно серьезно задуматься, где мы не доработали, что люди нам не поверили. Мы же с экранов не исчезали три дня и говорили, что лекарства не пропадут. Момент со сбоями учтён, у нас работает горячая линия, и мы просим людей, если какого-то препарата нет, позвонить и сказать. После чего разбираемся: или аптека не купила, или в сеть не завезли, или производитель дал сбой. Нам нужно знать причину. Сбои есть, но, чтобы три месяца не было какого-то препарата – такое исключено», – сказал парламентарий.

Также Петров объяснил, что между отечественным и импортным инсулином принципиальной разницы нет.

«Безусловно, и импортный инсулин бывает плохой – он не подходит конкретному человеку. Для этого есть медицинская комиссия в каждой больнице, человек ложится на обследование, ему подбирают инсулин. Другая ситуация: пациент 10 лет принимает инсулин, там написана торговая марка. Люди заявляют: «Я не хочу экспериментов, не хочу переходить на отечественный». И мы поступаем достаточно мягко. В Европе могут сказать: «Вот тебе лекарство, оно стоит тысячу. Хочешь за пять – мы тебе одну заплатим, четыре – из твоего кармана». В других странах, в той же Индонезии, могут по-другому делать: тебе не нравится – можешь ничего не получать, вот тебе деньги. У нас тоже есть система монетизации льгот. Выдавались деньги на лекарства, 90% сказали: «Я хочу деньги», а потом по другому постановлению они вписались еще и на льготы. Мы видим, что это неправильно, но ничего сделать не можем. Это неправда, это одинаковый инсулин. Мы можем дать под контролем врачей две шприц-ручки без этикетки, и только врачи будут знать, что это препараты по действующему веществу и концентрации одинаковые. Человек не поймет, где какой инсулин. Только один препарат из нескольких тысяч имеет вспомогательные вещества, вызывающие реакции. Что касается госзакупок, то есть американский инсулин. Врач назначает – выдается американский. Это мягкий подход. Так бы в кардиологии сделать», – рассказал Александр Петров.

Депутат добавил, что сейчас готовится федеральная программа по борьбе с сахарным диабетом, где будут составлены все реестры, планируется обязательная диспансеризация, выдача вспомогательных вещей – измерители крови и глюкозы, медицинская программа, школа диабета. 

«Мы по диабету хотим создать программу международного стандарта, по нормам ВОЗ», — заключил парламентарий.

Автор: Дмитрий Маркин