vk
10 мая 2022 21:23:00
590
Экономист Зубаревич рассказала, от чего будет зависеть сохранение доходов россиян в ближайшей перспективе
Экономист Зубаревич рассказала, от чего будет зависеть сохранение доходов россиян в ближайшей перспективе
Фото © pixabay

Из-за высокой инфляции реальные располагаемые доходы населения снизились, и удержать их удастся, если государство будет увеличивать социальную поддержку. Такое мнение в беседе с журналистом издания «Пульс дня» высказала профессор кафедры экономической и социальной географии России географического факультета МГУ Наталья Зубаревич

Инфляция уже достигла 17%, и, по разным оценкам, будет весьма существенной по итогам этого года. Это ведет к уменьшению платежеспособного спроса и изменению его структуры — люди начинают тратить больше на еду за счет сокращения расходов на непродовольственные товары. 

«Прошла девальвация, ее почти отыграли, но отыграли искусственно. Были введены ограничения на снятие валюты, которые сейчас потихоньку отменяются, доллар уже можно покупать без комиссии. Но инфляция, которую мы имеем на последнюю неделю в годовом исчислении, уже достигла 17 процентов. По разным оценкам ее «вилка» по итогам года может составить от 15 до 20 процентов. А раз такая инфляция, народ беднеет, и снижается его платежеспособный спрос. И мы сейчас с вами будем наблюдать это влияние, обеднение, сжатие платежеспособного спроса и перенос его в основном на еду, на продовольствие. Непродовольственные товары покупать будут меньше, а уж с услугами будет хуже существенно. Одновременно происходит рост цен из-за дефицита. Где будет баланс — пока непонятно, и здесь надо просто внимательно наблюдать», — сказала Наталья Зубаревич.

Согласно обзору Минэкономразвития за период с 23 по 29 апреля, инфляция в годовом исчислении ускорилась до 17,73% с 17,7% неделей ранее. Пока еще трудно давать точные прогнозы, какой она будет по итогам года, все будет зависеть от общей ситуации с экономикой, а она, в свою очередь, будет зависеть от того, будут ли приняты дополнительные санкции. 

«Степень неопределенности в оценках огромна. Пока, по тем прогнозам, которые были озвучены, без дополнительных пакетов санкций, то есть без введения нефтяного эмбарго, в России ожидается падение ВВП на 10%. Для сравнения — в кризис 2009 года было падение на 7%, но тогда «отжались» довольно быстро. В кризис 2014–2015 года было падение на 3%, «отжимались» очень потихоньку. Более глубокое падение, до 15 процентов годовых, у нас было только в начале девяностых, когда мы улетали в этот чудовищный кризис перехода от плана к рынку. Если уже сейчас, без дополнительных санкций на нефть, нам экономисты говорят про падение в 10%, то риски довольно серьезные», — считает экономист.

Несмотря на сложную ситуацию, государство оказывает поддержку, и это является фактором, удерживающим реальный доход от падения. 

«Беднеющие люди будут требовать социальной поддержки. Власти это понимают, и масштабы этой социальной поддержки будут возрастать. Это еще один фактор, он добавляет людям доход», — отмечает Наталья Зубаревич.

От масштабов социальной поддержки и будет зависеть сохранение реальных располагаемых доходов, добавила эксперт.

«Пока очень трудно делать выводы исходя из падения реальных доходов населения с учетом инфляции. Я видела разные оценки — и минус 5%, и минус 10-11%. Пока слишком много неизвестных — какой будет мера поддержки российским правительством пенсионеров, индексация пенсий, поддержка малоимущих семей с детьми, будут ли повышать им выплаты, индексация заработной платы бюджетников, будут ли какие-то «зарплатные» кредиты малому бизнесу. Пока масштабы этого мы не понимаем. Очень много просто не озвучено», — говорит экономист. 

По словам Зубаревич, с учетом опыта пандемии государство будет стремиться препятствовать росту безработицы и стимулировать сохранение рабочих мест: «Увольнять, конечно, будут. Вопрос в том, в какой мере государство поддержит бизнес? В «ковидный» кризис оно выделило 500 миллиардов рублей на «зарплатные» кредиты». 

Такие кредиты тогда выделялись тем компаниям, которые не сокращали численность персонала в период локдауна. Если компания сохраняла 90% своих сотрудников, кредит ему прощали. Очень многие предприятия тогда смогли воспользоваться такой мерой поддержки и сохранить свой персонал, напомнила экономист: «Тогда в пять раз выросла численность безработных, и уровень безработицы с одного процента вырос до 5%. Но тогда программу помощи реализовывали с конца мая по сентябрь, а уже с октября эту программу начали сворачивать».

Тем не менее, пока сложно сказать, насколько подобные меры помогут в ситуации длительного кризиса. 

«Так же будут делать и сейчас. Заявлены ровно те же меры, 94 миллиарда дополнительных средств зарезервировано на возможные выплаты пособий по безработице. Проблема в том, что нынешняя ситуация — иная, может потребоваться длительная поддержка. Сегодня никто не гарантирует, что все это продлится лишь 3-4 месяца. Ведь уже будет меньше предложение, у людей «усохнут» доходы. До конца 2022 года расти они могут только по одной причине — если государство колоссально расщедрится на индексацию пенсий, зарплат бюджетникам, пособия малоимущим, введет очень широкую программу доступа к пособиям по безработице, как было в 2020 году. Все понимают, что зарегистрированная безработица, конечно, будет расти. Возможно, облегчат какой-то доступ к пособиям», — добавила Наталья Зубаревич.

Таким образом, вполне вероятно, что инфляция и общая ситуация в экономике будут способствовать падению реальных располагаемых доходов населения, а меры господдержки, напротив, препятствовать ему. Совокупность этих факторов и определит, что будет происходить с доходами в этом году.